Аня Шломина


пирсинг и социум
разделитель
 
— Как тебя зовут?
Аня Шломина
 
— Кем ты работаешь?
Лингвистом.
 
— Расскажи о своей работе/профессии. Что тебе в ней нравится? Если у тебя их много, говорить будем о той, которая наиболее социально значима или престижна.
Моя работа, если очень грубо, заключается в том, что научить машину «понимать» естественный язык. Конкретно в нынешнем проекте мы учим машину создавать промежуточное представление смысла предложений и текстов на специальном языке-посреднике, который не является обычным естественным языком. В дальнейшем такое представление о смысле может помочь машине перевести текст, выудить из него нужную информацию, оценить эмоциональную окраску текста и т.д. Нравится мне в этой работе то, что ты работаешь на стыке гуманитарного (лингвистики) и всяких точных дисциплин (математики, программирования и т.д.). И заодно пытаешься свести бесконечное многообразие языка к какому-то конечному, красивому и лаконичному описанию. Настолько точно, насколько это возможно, конечно.
 
— Почему твоя работа важна?
Если вы когда-нибудь пользовались поисковиком вроде Гугла или Яндекса, то вы и так поймёте, почему это важная работа 🙂 Большая часть интернета представляет собой гигантские массивы текстовых данных, с которыми бы абсолютно было невозможно работать без компьютерной лингвистики. Моя самая большая мечта, как поклонника киберпанка и прочей фантастики, в том, чтобы моя работа помогла в каком-то обозримом будущем создать настоящий искусственный интеллект.
 
— Расскажи, какие проколы, татуировки или модификации видят люди, с которыми ты общаешься по работе.
Рук, около-конч, индастриал и септум. Летом в лёгком или коротком верхе виден прокол в пупке.
 
— Случались ли в твоей жизни какие-нибудь курьёзы, связанные с работой и пирсингом?
Нет, не случались.
 
— Как люди реагируют на твой внешний вид? Часто сталкиваешься с предрассудками по этому поводу?
В основном вижу, что люди очень пристально смотрят. Наверное, именно это можно назвать словом «пялиться». Пару раз слышала комментарии за спиной про то, что кольцо в носу впору носить только свиньям. Но в лицо никто ничего не говорил. Учитывая низкую степень толерантности в нашем обществе, я ожидала, что всё будет несколько хуже. Что будут подходить бабушки и учить жить или что-то в этом духе. Но, слава богу, такого не происходило. Может быть, это знак того, что люди становятся более терпимыми.
 
— Бывало так, что твой пирсинг мешал работе? Или наоборот, помогал?
Нет, таких историй не было.
 
— Приходилось ли тебе отстаивать своё право носить пирсинг на работе? Расскажи.
Нет, моя компания крайне либерально относится ко внешнему виду сотрудников, ведь самое важное — это не внешний вид, а производительность и профессионализм человека. Абсолютно неважно при этом, как он выглядит и во что он одет. Подозреваю, что для отделов, которые по долгу службы общаются с клиентами (менеджеры, секретари в приёмных и т.д.), наверное, есть дресс-код, но у лингвистов его нет. Тем более, я много работаю из дома, так что могу сидеть в залитой кетчупом футболке и бигудях и никто мне ничего не скажет.
 
— Как думаешь, уважают ли тебя коллеги на работе? За что?
Надеюсь, что уважают. Думаю, что за хорошую производительность и требовательность к себе.
 
— Что бы изменилось в твоей работе, если бы у тебя не было пирсинга и татуировок?
Я думаю, что ничего. Если работодателю важнее, как я выгляжу, а не как я работаю — такой человек просто не будет моим работодателем.
 
— Хочешь что-нибудь сказать нашим читателям напоследок?
Надо верить в себя и гнуть свою линию. Тогда изменчивый мир прогнётся.
 
разделитель
 

Выбрать пирсинг для себя