yandex
Telegram WhatsApp Viber

Надежда Шубадеева

— Как тебя зовут?

Шубадеева Надежда Валерьевна.

 

— Кем ты работаешь?

Судебным экспертом.

 

— Расскажи о своей работе/профессии. Что тебе в ней нравится?

Я закончила экспертно-криминалистический факультет Московского Университета МВД России Им. В.Я. Кикотя по специальности Судебная Экспертиза с квалификацией Судебный Эксперт. Получила семь основных допусков, а именно: дактилоскопическая экспертиза, почерковедческая экспертиза, баллистическая экспертиза, трасологическая экспертиза, технико-криминалистическая экспертиза (ТЭД), экспертиза холодного оружия, габитоскопическая экспертиза. Стажировалась в ЭКЦ ГУ МВД по г. Москве (Петровка 38), и далее работала в должности эксперта-криминалиста. Данная профессия позволяет совмещать в себе два основных направления – это работа на месте происшествия (место преступления, место пожара, кражи и т.д., где требуется участие специалиста для обнаружения, фиксации и изъятия следов, имеющих отношение к происшествию), а так же производство судебных экспертиз и досудебных исследований.

 

— Почему твоя работа важна?

Данное образование позволяет получить специальные знания, которые мы применяем в дальнейшем для обнаружения следов на месте происшествия, невидимых для большинства людей, неподозревающих, что данный след может сыграть очень важную роль в расследовании. С помощью выполнения экспертиз, мы можем доказать или опровергнуть причастность человека к тому или иному преступлению.

 

— Расскажи, какие проколы, татуировки или модификации видят люди, с которыми ты общаешься по работе.

В основном у меня видны только проколы в ушах, 5 проколов в левом ушке и 6 проколов в правом. У большинства людей сразу возникает вопрос: «А тебе удобно ходить с таким количеством сережек?», на что я всегда отвечаю: «Более чем комфортно».

 

— А из того, что люди не видят на работе? Ведь пирсинг – это не всегда и не только то, что на виду!
Из невидимых – это микродермалы на спине, в ямочках на пояснице, и татуировка в виде бантика и подвязки на правом бедре. Микродермалы бывают видны когда наклоняюсь, либо в достаточно открытой одежде, в этом случае у многих возникают следующие вопросы: – «Что это такое? Как это крепится? Неужели прямо в кость вкручивают? А больно? А как снимаются? Зачем себя этими «штуками» уродовать?», каждый раз отвечать на одни и те же вопросы начинает надоедать, поэтому я обычно говорю: – «Мне нравится, мужу нравится, детальное описание можете узнать на сайте пирсинг-бутика «Скальпельбкрг» =)»

 

— Случались ли в твоей жизни какие-нибудь курьёзы, связанные с работой и пирсингом?

С пирсингом нет, а вот с татуировкой – да. Еще на службе произошел один интересный случай. Во время проверки на работоспособность портативных  ультрафиолетовых ламп (в основном нужны для работы на месте происшествия), девушка, которая со мной работала, передала мне лампу и попросила включить, вместе с включенной лампой засветилась зеленым цветом и моя татуировка на внутренней стороне предплечья левой руки, которая при обычном свете не видна, на что вызвала бурную реакцию испуга, а затем и смеха моей сослуживицы.

 

— Как люди реагируют на твой внешний вид? Часто сталкиваешься с предрассудками по этому поводу?

В основном нормально. Иногда на судебных заседаниях. Видя количество проколов в ушах, пару судей говорили что такое количество пирсинга, и в других случаях, татуировок, говорит о том, что люди еще не вышли из детского возраста и хотят постоянно обращать на себя внимание, к ним не пришла еще та серьезность, которая присуща взрослым людям.

 

— Бывало так, что твой пирсинг мешал работе? Или наоборот, помогал?

В основном не мешал. Разве что только мнения людей, считающих что не положено иметь пирсинг и татуировки при такой ответственной работе.

 

— Приходилось ли тебе отстаивать своё право носить пирсинг на работе?

На работе начальство относилось спокойно к наличию пирсинга. Во время учебы в университете, запрещалось иметь более одной сережки в каждом ухе, и они должны были выглядеть как маленькие гвоздики. Приходилось до начала занятий снимать все украшения и после занятий надевать их обратно. Будучи на пятом курсе, я сделала в левом ухе прокол «флэт». Первое время приходилось укладывать прическу так, чтобы украшение не было заметно. Однако через пару месяцев начальник факультета заметил сие украшение и потребовал незамедлительно снять, на что я отказалась и получила выговор и наряд вне очереди. Позже возникающие конфликты решались мирным путем, и украшение приходилось закрывать только при встрече с начальником университета.

 

— Как думаешь, уважают ли тебя коллеги на работе? За что?

Если касаться работы – то за своевременное и качественное выполнение экспертиз и своих обязанностей в целом. Если касаться пирсинга и татуировок – то за смелость и равнодушное отношение к мнению окружающих.

 

— Что бы изменилось в твоей работе, если бы у тебя не было пирсинга и татуировок?

В работе – ничего, скорее мнение окружающих, например тех же судей.

 

— Хочешь что-нибудь сказать нашим читателям напоследок?

Все должно быть в меру. Вас не должно интересовать мнение окружающих Вас людей (иногда за исключением близких). Мы не виноваты в предрассудках других людей и в том, что не оправдываем их ожидания. Главное – это делать на «отлично» свою работу, получать от нее удовольствие и помогать людям.

 

Выбрать пирсинг для себя

Наверх